Василий Данилов: О том, что перешёл в «Зенит», узнал на московском вокзале

Василий Данилов

Защитник ленинградской команды 1960‑х остаётся пока единственным футболистом «сине-бело-голубых», завоевавшим медаль на чемпионате мира

Имя этого футболиста навсегда вписано в историю «Зенита». Долгое время Василий Данилов был рекордсменом среди зенитовцев по числу матчей, проведённых за национальную команду. Однако есть у него и достижение, повторить которое до сих пор не сумел никто из его одноклубников. В коллекции наград Данилова – медаль чемпионата мира 1966 года, которую он вместе с партнерами по сборной СССР завоевал на первенстве планеты в Англии...

- Вы начинали футбольную карьеру в клубе из Новомосковска. Как оказались в «Зените»?

- В 50–60‑е годы в СССР был класс «А», где играли сильнейшие команды, к которым иногда добавляли клубы из союзных республик, и класс «Б», разделённый на множество зон. Сборные этих зон в конце сезона играли в турнире, на который съезжались «купцы» из ведущих команд страны. Меня присмотрели в Кишинёве. В ЦСКА приглашали, Никита Павлович Симонян звал в «Спартак», но самым настойчивым оказался ленинградец Валентин Федоров. Причём я даже поначалу не понял, в какой клуб меня приглашают – в «Зенит» или в «Адмиралтеец», выступавший тогда в классе «А».

- Как же разобрались?

- Вышел на вокзале, а там уже меня на перроне администратор зенитовский встречает. Вы, говорит, Данилов? Вот так и стал зенитовцем.

- Не смущало, что в Ленинграде условия для футболистов были скромнее, чем в других командах класса «А»?

- Для парня из Тульской области 110 рублей, которые мне платили, казались большими деньгами. Поселили меня в гостинице, и мой номер сразу же стал своеобразным клубом, куда приходили скоротать время семейные питерские ребята. В картишки переброситься, от жён отдохнуть, ну и режим слегка нарушить. Мне даже приятно было. При этом к очередному матчу все были как огурчики.

- Те, кто помнят вашу игру, отмечают, что левый защитник Василий Данилов опередил своё время. Игроки вашего амплуа стали подключаться к атакам уже во времена тотального футбола 70‑х, а вы это делали в предыдущее десятилетие...

- Так я ведь нападающим начинал. Это уж потом меня перевели в защиту. Заметили тренеры, что и отбор мяча у меня получается, да и голова дана не только для того, чтобы за верховые мячи бороться. В детстве я занимался легкой атлетикой и скоростные навыки сохранились. Любил совершать рывки к чужой штрафной, а уж там ничего не оставалось делать, как по воротам лупить. Когда забивал победные мячи, героем становился, хотя и доставалось иногда за самодеятельность по полной программе. Тренеры проводили воспитательную работу: мол, ты определись, нападающим играешь или всё-таки защитником. Был момент, когда вообще хотел всё бросить и в бегуны податься. На сборе в Абхазии ко мне подошёл знаменитый ленинградский тренер Виктор Алексеев. Предложил бросить ко всем чертям футбольным мяч и перейти в школу легкой атлетики.

- Вашим звёздным часом стал чемпионат мира 1966 года в Англии. Правда ли, что при этом тогдашнее спортивное начальство сочло четвёртое место неудачей?

- Обидно даже не это. Когда мы летели в Англию, всем твердили: выйдете в четвертьфинал – герои, предлагали даже дырки под ордена на пиджаках прокалывать. Когда мы обыграли венгров, которые, между прочим, бразильцев на том чемпионате победили, и вышли в полуфинал, начались совершенно другие разговоры. Хотя мы ведь могли и немцев в полуфинале обыграть, и португальцев в матче за третье место.

- Почему же проиграли?

- На главного тренера Николая Морозова так давили, что он вынужден был ставить в состав и тех, кто был просто не готов играть, и тех, кто откровенно боялся именитых соперников. Фамилий называть не буду, многих ведь нет с нами. За четвёртое место не дали нам даже обещанных премиальных.

- Травму, прервавшую удачно складывавшуюся карьеру, вы тоже получили в матче за сборную – против мексиканцев на стадионе имени Кирова в 1967‑м...

- Да дело не в травме, а в том, что я привык говорить правду в глаза. Как вы думаете, понравилась приехавшему «поднимать» из руин «Зенит» Артёму Фальяну моя реплика о том, что тренировки можно в его квартире проводить? Он ведь сразу по приезде в Ленинград вытребовал себе роскошное жильё. То ли 150 квадратных метров квартирка была, то ли все 200. Вот и пришлось при этом главном искать счастья в других клубах. Только в «Локомотиве» не сложилось, а в Киев, как раньше, уже не звали.

- Эти неприятности кажутся сущим пустяком по сравнению с тюремным сроком после завершения футбольной карьеры...

- Началось всё с вызовов в высокие партийные кабинеты. Мне там в доступной форме объясняли, кто я такой. Мол, не высовывайся, парень. Не буду утверждать, что был в ту пору образцом в плане соблюдения режима. Только доставали меня везде. Милиция даже в Новомосковске приходила домой в самый нужный момент. В общем, на всю жизнь урок преподали. Даже сейчас последствия расхлебываю. Спасибо, звание заслуженного мастера спорта дали после долгой волокиты в 1997‑м.

- Сегодняшний «Зенит» вам нравится?

- Возможно, мои слова сочтут старческим брюзжанием, но далеко не все нынешние легионеры в 60‑е смогли бы прижиться в нашей команде. Хотя сейчас и жизнь другая, и футбол...

Николай Светличный
«Спорт уик-энд», 27.05.2010