Экс-тренер московского ЦСКА Виктор Онопко заявил, что был потрясён, когда узнал о своей отставке.

«17 декабря мы провели последний матч года с «Ростовом». Все пожелали друг другу хорошего отдыха, договорились, как всегда, встретиться 17 января в Кампоаморе и спокойно разъехались по домам. Я улетел в Испанию, к семье. А 28-го числа с утра мне позвонил (гендиректор ЦСКА Роман) Бабаев и сказал, что контракт продлен не будет. Было очень неприятно узнать такую новость в такой форме. Наверное, можно было раньше, в Москве или хотя бы Ростове, сообщить о решении клуба, а не ставить перед фактом по телефону. За 11 лет в команде ко мне вроде бы не возникало нареканий по работе – и тут такая новость. Скажу честно: я был потрясен», – сказал он в интервью «Чемпионату».

Онопко добавил, что летом он и другой тренер Сергей Овчинников продлили контракты только на полгода, хотя раньше продлевали на год.

«Бабаев объяснил это пандемией. Но я согласен: нелогично. Чемпионат в разгаре, ЦСКА на втором месте, впереди 11 туров... Почему не принять решение в мае, по итогу сезона?» – сказал тренер.

По словам Онопко, разногласий с главным тренером Виктором Гончаренко не возникало.

«Разногласий как таковых не было. Были дискуссии, споры – по поводу сборов, тренировок, перелётов, состава. Каждый высказывал своё мнение – это абсолютно нормальная практика, рабочие моменты. Что касается лично меня, то я, наоборот, всегда и везде Гончаренко защищал. Когда с «Локомотивом» играли, и Гончаренко бросился к Сёмину, я побежал защищать его. Я придерживался правила: есть главный тренер, а мы, все остальные, – помощники, и наше дело – помогать. Он иногда подходил на лавочке, советовался: «Будем делать замену или не будем? Кого и когда выпустим?». Но в итоге все решения принимает он. Я никогда не отклонялся от этой линии. Будучи помощником, ты не можешь и не должен видеть себя главным. Хочешь быть главным – уходи в другую команду. Возможно, что-то произошло в те две недели, когда я проболел коронавирусом», – сказал он.