Поддерживал чувство гордости за питерский футбол

Василий Данилов

Пожалуй, за всю долгую историю советской (не говоря уже о российской) сборной, в ней никогда не было столь надежной и яркой защитной линии, как в середине 60-х.

Самоотверженный и расчётливый правый защитник Владимир Пономарёв, мудрый тактик Альберт Шестернёв и мощный хладнокровный персональщик Валентин Афонин — в центре, и, наконец, скоростной, взрывной Василий Данилов слева — от такой защиты, пожалуй, не отказались бы многие сборные того времени. Если прибавить к этому великолепного Льва Яшина в воротах, то становится совершенно неудивительно, что именно тогда наша сборная достигла самого большого успеха за все время — 4-е место и бронзовые медали чемпионата мира-1966.

«В Англии он сыграл смело и удачно. Когда нужно, оказывался впереди и всегда успевал в оборону», — говорил о нём Николай Петрович Старостин. И ещё весьма показателен опрос, устроенный накануне чемпионата мира среди футбольных специалистов и журналистов, с предложением назвать 22 кандидата в сборную, и выделив из них 11 игроков «основы». Данилов был назван в 12 анкетах из 14, причем 8 раз в числе 11 основных футболистов. Больше голосов собрали лишь Яшин, Шестернёв, Воронин, Метревели, Пономарёв, Хурцилава — неплохие игроки, неправда ли.

Сейчас в это сложно поверить, но тогда спортивное руководство страны не признала 4-е место выдающимся результатом. Вспоминает Василий Савельевич: «Нас ругали, даже сняли кое-какие денежки. Перед чемпионатом мира, конечно, говорили: выйдете в четвертьфинал — мы вам всё дадим, дырки под ордена можете смело прокалывать. Ну мы и «прокололи»… Проиграли 2:1 и немцам, и португальцам. Конечно, могли добиться большего, если бы был другой состав. Ведь кто-то болен, кто-то испугался, а кто-то просто просил его не ставить. Сказались опять же взаимные претензии и конфликты между руководством и игроками».

Данилов, в отличие от подавляющего большинства других футболистов «Зенита» был в той звёздной сборной не разовым, случайным игроком, а полноправным её членом, его право на место на левом фланге обороны главной команды страны не подлежало никакому сомнению. Более того, только трижды ему пришлось играть неполные матчи за сборную, в том числе первый, в котором он был заменён во втором тайме, и последний, где он также был вынужден покинуть поле на 70-й минуте из-за травмы… Все остальные игры, а всего их набралось 23, что является рекордом среди игроков «Зенита», он провёл полностью, в основном составе.

Также, разумеется, никто не оспаривал и его места в основе «Зенита».

Родом он из Воронежской области, начинал играть в Туле. Затем был новомосковский «Шахтер», откуда в 1961-м с подачи Валентина Фёдорова — будущего старшего тренера «Зенита» — был приглашён в нашу команду и весьма приглянулся Евгению Елисееву, который тогда тренировал команду. Практически сходу заняв место в основе, вытеснив, таким образом, из состава своего предшественника на позиции левого защитника Марка Гека — тоже, кстати, очень неплохого игрока — Данилов на протяжении шести последующих сезонов подряд не давал ни малейшего повода усомниться в своем безусловном мастерстве. В нём удивительным образом сочеталась лихая самоотверженность и дерзость с корректностью и какой-то даже подчёркнутой элегантностью. Роста невысокого, но крепкий (172/72), устойчивый и подвижный, обладал отличной стартовой скоростью, прыгучестью; мяч у соперника отнимал с непринуждённой простотой и очень чисто. При этом игра его отличалась чрезвычайной плотностью и бескомпромиссностью.

Характерный пример: 12 мая 1963 года в Ленинград для проведения товарищеского матча прибыла мощная итальянская «Фиорентина». Опекать Данилову пришлось легендарного шведского легионера «фиалок» Курта Хамрина — многолетнего обладателя рекорда команды по результативности в серии А. В общем, противостояние Данилова и Хамрина закончилось тем, что озадаченный швед просто покинул поле, красноречиво покрутив пальцем у виска — настолько плотно и отчаянно прихватил Василий знаменитого форварда.

Эффектно и остро подключался к атакам, правда, зачастую с некоторым ущербом для обороны — увлекаясь, бывало, не успевал вернуться назад. Опять цитируем Николая Старостина: «Одним из лучших защитников сборной оказался Василий Данилов из «Зенита», который своей команде приносит то неожиданный выигрыш — лично забьёт гол в чужие ворота, то проигрыш, когда мяч влетает в сетку «Зенита» из-за того, что левый защитник не успел вернуться из атаки». Подобная тактика не встречает одобрения тренеров, считающих, что лучшая помощь нападению — ноль в свои ворота. Вот почему наступательные порывы Василия всячески трансформировали в стойко оборонительные. Его, как шутили партнеры, сажали на цепь длиной в 30 — 40 метров от левой штанги своих ворот. Но все-таки он частенько снимал с себя «ошейник» и однажды принёс нашей сборной победу в Южной Америке, забив единственный гол. А когда тренерам удавалось обуздать инстинктивные атакующие порывы крайнего защитника, то левый фланг обороны команды, будь то сборная или «Зенит», был практически непроходим для соперника.

Его лихая самоотверженность и бесстрашие получили ещё одно подтверждение и вне футбольного поля. В ноябре 1968-го года, во время сильнейшего наводнения, когда вода затопила подвал гостиницы, в которой располагались прибывшие на очередной календарный матч с бакинским «Нефтчи» футболисты «Зенита», именно Данилов был первым, кто вслед за Павлом Садыриным бросился в холодную воду на спасение оставшейся в подвальном помещении телефонной станции женщины.

…Редкий случай: постоянный игрок сборной СССР золотой эпохи — и из клуба-аутсайдера. Разумеется, Данилову неоднократно поступали выгодные предложения из других, более сильных советских команд. Активно интересовались им и в Москве, и в набирающем неимоверную мощь киевском «Динамо». Говорит Василий Савельевич: «Зенит» особых благ своим игрокам не создавал. Когда я только приехал из Тулы, мы с женой и ребенком два с половиной года жили в общежитии. Меня звали в Киев, обещали всё, что захочу, и уж там-то условия были бы. Но уйти было неудобно — меня же приглашали сюда, жалко было Ленинград. Так и остался. Хотя и понимал, что отношение к футболу здесь намного хуже, чем в других городах».

Данилов не поддался на уговоры, оставаясь, наряду с Бурчалкиным и Садыриным, игроком, фактически определяющим игровой почерк «Зенита», его лицо. Пожалуй, именно эта тройка и тащила на себе всю команду в те беспросветные для питерского футбола годы. В Ленинграде на игрока сборной Данилова разве что не молились, ибо он единственный хоть как-то поддерживал чувство гордости за питерский футбол у исстрадавшегося ленинградского болельщика 60-х. Увы, «Зенит» в те времена влачил жалкое существование, безысходно сражаясь за место во второй десятке. 1965-67 гг. — период наивысшего взлёта карьеры Данилова совпал с одним из самых смутных периодов в истории нашего клуба.

Несмотря ни на что, у самого Данилова всё обстояло вполне удачно и благополучно. Его талант в самом расцвете, он — постоянный игрок одной из сильнейших сборных мира того времени. В списках 33-лучших игроков сезона он присутствует постоянно и непременно. В 1966-м вновь признается лучшим левым защитником страны, но…

В мае 1967-го, через 2 недели после своего 26-летия на 70-й минуте матча со сборной Мексики на переполненном стадионе имени Кирова в Ленинграде он получает тяжелейшую травму (разрыв ахилла) — и карьера Данилова покатилась под откос. Долгое лечение, мучительное восстановление, смена тренеров в «Зените», никак не возвращающиеся былые игровые кондиции, глухое отчаяние и связанные со всем этим многочисленные нарушения спортивного режима…

Лишившись одного из лидеров, рухнул и «Зенит» — последнее, 19-е место по итогам сезона-67. Наконец, в 1968-м, новый тренер Артем Фальян, решительно взявшийся за обновление деморализованной после фиаско прошлого года команды, хладнокровно отчисляет бывшего кумира из Зенита.

Последняя тщетная попытка ухватить призрачную удачу — короткий годичный альянс с московским «Локомотивом». Безрезультатно… И молодой 27-летний футболист вынужден закончить играть на высшем уровне. Последующая судьба Данилова сложна и драматична. Промаявшись пару лет в первой и второй лигах (ленинградское «Динамо» и новгородский «Электрон»), Василий заканчивает играть совсем. Далее — малоудачные попытки тренировать клубные ленинградские команды, невразумительная административная работа…

Затем Василий Данилов надолго исчез из поля зрения любителей футбола. Не зря говорят в народе: «От сумы и от тюрьмы не зарекайся». Данилов, закончив играть, как многие его коллеги, долго не мог найти себе места в жизни, частые срывы, необдуманные поступки, которые, в результате, привели к печальным последствиям. Угодил в переплёт, оказался на скамье подсудимых, а затем и в исправительно-трудовом учреждении. Что же, не избежали такой участи и Эдуард Стрельцов — кумир всей Москвы, и Юрий Севидов — сын знаменитого тренера. Но Василий Савельевич достойно пережил этот удар судьбы, нашёл в себе силы вернуться к нормальной жизни. Он жил как все: «Работал слесарем, ремонтником — и не считаю это зазорным. Квартиру в Ленинграде потерял, жил в рабочем поселке в общежитии».

Много лет его имя ретивыми цензорами старательно замалчивалось на протяжении многих-многих лет. В Ленинграде помнили и заслуженно славили Иванова и Марютина, Бурчалкина и Завидонова, Кравеца и Левина-Когана… А фамилия единственного в истории нашего города бронзового призёра чемпионата мира по футболу Данилова стала постепенно стираться из памяти: ни в прессе, ни на телевидении, ни в популярных футбольных календарях-справочниках тех лет о нём практически не упоминалось. Его фамилия если и где-то всплывает, так только в сухих статистических таблицах. Исключительно вскользь, мимоходом упоминает о нем Лев Бурчалкин, перечисляя и подробно при этом рассказывая о своих партнерах по «Зениту» 60-х в книге «Наш Зенит», вышедшей в 1985-м. Даже в выпущенной в 1986-м году книжке «В алых футболках — ленинградцы», посвященной футболистам нашего города, принимавших участие в играх за сборную команду СССР, автор не уделил самому заслуженному «сборнику» из Ленинграда ни одной строчки!

Его пытались вычеркнуть из футбольной истории, но — не тут-то было. Слишком видной фигурой был в своё время на поле Василий Савельевич, слишком хорошо запомнился он своей игрой. Сейчас Данилов — человек трудной судьбы и необыкновенной скромности — является президентом Союза ветеранов футбола Петербурга. А в 1997-м, наконец, догнало его звание «Заслуженного мастера спорта», которое он честно завоевал ещё 30 лет назад. Между прочим, всего 5 человек в истории ленинградского «Зенита» носят это почетнейшее звание — Шорец, Пшеничный, Леонид Иванов, Марютин, и вот, наконец, Василий Данилов.

Справедливость восторжествовала? Как-то грустно…

Сайт федерации футбола Санкт-Петербурга