Свой среди чужих. Чужой среди своих

Блог Сергея Рунько «»Восток» — дело тонкое»

Номер с такой обложкой вышел перед матчем
Номер с такой обложкой вышел перед матчем
Отборочный матч к Евро-2000 между Россией и Украиной изначально воспринимался мной фактически как товарищеский. Я своим десятилетним умишком и подумать не мог, что Россия и Украина, республики-сестры, могут сыграть не так, как надо. Что поражение может обернуться настоящей трагедией.

Хоть я и не понимал тогдашних политических раскладов, но где-то в глубине души истерию чувствовал. Чего стоили заголовки тогдашних газет. «Бей, Хохлов, спасай Россию!» Та ещё атмосфера дружбы! Хотя никаких тогда «Русских миров», «Крымнашей», «Москалякунагиляку» и «Ктонескачеттотмоскаль» не было и близко.

Но я жил в каком-то своём мире. Украина — страна, в которой я родился и провёл лучшие годы. В которой живет бабушка и жил дедушка и остались все друзья детства (наверно, уже бывшие), с которыми мы играли во дворе в футбол. Несмотря на то, что, в отличие от многих из них, родился в тех краях, уехав в Россию, для них я стал москалём. И потому, выходящего в линию атаки, меня сравнивали с самим Владимиром Бесчастных, имя которого меркло на фоне Реброва и Шевченко…

Здесь же, в России, меня считали выходцем из Украины и позиционировали чуть ли не как «ортодоксального десятилетнего хохла». Хотя по поводу того, какому игроку на поле и кто будет подражать, заморачивались не так. А вернее, вообще не заморачивались. Хочешь быть Шевченко — играй, как Шевченко, если такое сравнение к дворовому футболу вообще применимо. Такие были времена.

И вот я в доме друзей семьи с мамой смотрю этот матч. Мама моя, кажется, в глубине души более русская, хоть и родилась в Ворошиловграде, а выросла в военном городке «Десна». Болела за рыжего Блохина. Наш друг родом из брянской глубинки в союзные времена симпатизировал киевскому «Динамо», пусть и тщательно это скрывал. Как ни крути, оттуда «сгонять пошизить» за Беланова, Литовченко, Блохина и Протасова было проще, чем в Москву на Черенкова, Гаврилова и Родионова. Словом, латентные единомышленники у меня, в принципе, были, но не в тот вечер.

Шевченко только что забил Филимонову
Шевченко только что забил Филимонову
Мне очень хотелось увидеть, как сыграет суперфутболист Шевченко. Это сейчас забил в YouTube — и тебе десяток нарезок с лучшими моментами выпадет. А тогда на лучших футболистов могли глазеть только во время игр национальной сборной.

Сказать, что в игре был нервяк — не сказать ничего. Нули на табло устраивали и тех и других при условии, что сборная Исландии соберёт волю в кулак и обыграет Францию. Помню, как контрастно смотрелись главные герои встречи. Валера Карпин (тогда ещё Валера) был задорен, как энерджайзер, носился как электровеник, подгонял инертных партнёров. Андрей Шевченко был озадачен. Получалось у него немного. И выражение лица было мрачнее тучи.

Гол будущего главного тренера «Мальорки» оставил двоякие чувства. Признаемся сами себе: у Украины, за которую я в глубине души притапливал, была более классная команда. Можете резать меня на ремни, но это так. Потому что киевское «Динамо» именно в том сезоне наводило фурор в Лиге чемпионов. Полуфинал — это вам не хрен собачий! «Спартак» в том сезоне был более легковесным и не обладал таким таранным наконечником, как Шевченко-Ребров.

Филимонов только что пропустил от Шевченко
Филимонов только что пропустил от Шевченко
Не менее двоякими были ощущения после удара Шевченко… Ошибка нашего тогда не бородатого Александра Владимировича мне тогда не казалась такой уж жуткой, после которой можно надолго выпасть из большого футбола. Я знал, как радовались мои друзья детства, не подозревавшие, что скоро наступит «их Марибор» (до нашего ещё было далеко). Я не прыгал от счастья, потому что окружавшие меня люди плакали. Но я не был расстроен так, как они, потому что парни под жёлто-голубым флагом не были мне чужими. И это было 15 лет назад…

Мог ли я тогда подумать, что раз в две недели буду задавать на пресс-конференциях вопросы самому Дмитрию Аленичеву? Что игру Филимонова с точно такими же огрехами буду наблюдать воочию? Что мой любимый футболист той сборной Валерий Карпин будет тренировать московский «Спартак»? А Виктор Онопко войдёт в тренерский штаб ЦСКА, «команды, без которой мне не жить»?

Что Сергей Ребров будет собирать по кирпичикам рассыпавшееся киевское «Динамо», философия которого после смерти Лобановского рухнет? Что Андрей Гусин, проявив себя в российском и украинском футболе, по глупости разобьётся на мотоцикле? Что страна, в которой я родился, и страна, в которой я вырос, станут заклятыми врагами…